Первый опыт молодого декоратора

Вдохновляющая история о том, как топ-менеджер одной кинокомпании решила поменять квартиру, но так увлеклась ее оформлением, что заодно сменила и профессию.
 
Топ-менеджер одной кинокомпании решила поменять квартиру, но так увлеклась ее оформлением, что заодно сменила и профессию. Встречайте нового декоратора Лизу Рачевскую.
 
Все вещи в гостиной — “иностранцы”. Потолочный светильник по дизайну Дэвида Уикса и стол-пенек куплены в Нью‑Йорке, итальянская лампа 1950‑х годов с основанием в виде павлина привезена из Ниццы, каминный портал с зеркалом XIX века  и кресла 1930-х годов найдены на блошином рынке в Париже, дизайнерский ковер происходит из антверпенской галереи N. Vrouyr. Все вещи в гостиной — “иностранцы”. Потолочный светильник по дизайну Дэвида Уикса и стол-пенек куплены в Нью‑Йорке, итальянская лампа 1950‑х годов с основанием в виде павлина привезена из Ниццы, каминный портал с зеркалом XIX века и кресла 1930-х годов найдены на блошином рынке в Париже, дизайнерский ковер происходит из антверпенской галереи N. Vrouyr.
 
 
Как всякий разумный человек, не считающий себя специалистом в дизайне, Лиза сначала обратилась к декораторам. Но и сама параллельно занялась изучением вопроса: смот­рела интерьерные альбомы, ходила в музеи и, главное, очень много ездила. Образ будущей квартиры складывался из мимолетных впечатлений, обрастал вещами, постепенно приобретал цвет (“У меня сильная связь с цветом, – говорит Лиза, – тогда я была в своем красно-синем периоде”.)
 
Гостиная,  совмещенная с кухней.  Винтажная люстра привезена из Копенгагена, французский диван 1930-х годов куплен в Нью-Йорке и обтянут новой тканью, Edmond Petit, в ателье  ML Brand, лакированный  красный шкаф сделан  на заказ.
Гостиная, совмещенная с кухней. Винтажная люстра привезена из Копенгагена, французский диван 1930-х годов куплен в Нью-Йорке и обтянут новой тканью, Edmond Petit, в ателье ML Brand, лакированный красный шкаф сделан на заказ.
 
 
Когда через несколько месяцев клиентка принесла в дизайн-бюро свои мудборды – коллажи с фотографиями интерьеров Давида Млинарича, репродукциями картин Миро и Кандинского, образцами красок Emery & Cie, ее честно спросили: “А мы-то вам зачем?” Лиза задумалась и решила, что действительно незачем. Она уволилась из кинокомпании и занялась проектом с энтузиазмом неофита.
 
Кухня со столешницей из бельгийского голубого камня, De Menagerie; плитка и светильник, Emery & Cie; стол и стулья по дизайну Паолы Навоне, Lando.  Идея потолка в тон стенам “подсмотрена” в брюссельском шоу-руме Emery & Cie.
Кухня со столешницей из бельгийского голубого камня, De Menagerie; плитка и светильник, Emery & Cie; стол и стулья по дизайну Паолы Навоне, Lando. Идея потолка в тон стенам “подсмотрена” в брюссельском шоу-руме Emery & Cie.
 
 
Отсутствие опыта компенсировали природное любопытство и профессиональная дотошность: за время ремонта Лиза узнала то, чему многие учатся годами. “Мне нравится искать, вникать в детали, – объясняет она. – Не могу шагу ступить без того, чтобы не провести досконального исследования”. Жизнь это не упрощало, но Лиза и не искала легких путей. Интерьерные выставки, блошиные рынки в провинции, антикварные и дизайнерские магазины в столицах, галереи винтажа в интернете – Лиза изучила их все, составив собственный справочник декоратора. 
 
Спальня. Обои, Morris & Co.; картина ­братьев Тотибадзе; ­итальянское изголовье XVIII века; марокканские столики.
Спальня. Обои, Morris & Co.; картина ­братьев Тотибадзе; ­итальянское изголовье XVIII века; марокканские столики.
 
 
“Сейчас я вижу свои ошибки, – говорит она. – В следующий раз не буду везти краску из-за границы или выписывать оттуда кухню. Столешницу мне разбивали два раза во время доставки!”. Однако ­именно то, что в квартире нет узнаваемых статусных вещей из московских магазинов, и придает ей совершенно нездешний шарм. 
 

 
Богемно-­буржуазный интерьер, который легко представить в Париже или Лондоне. И судя по другим проектам, которые Лиза делала уже на заказ (один из них закончен, несколько в работе), это не случайная удача новичка, а сложившийся стиль.
 
Ванная. Плитка и све­тильник, Emery & Cie; смесители, Volevatch;  мебель сделана на заказ.
Ванная. Плитка и све­тильник, Emery & Cie; смесители, Volevatch; мебель сделана на заказ.
 
 
В прихожей — зеркало-вешалка Gronda, дизайнер Лучано Бертончини, 1970-е, и стул Chiavari, 1950-е, купленный в Париже и обтянутый кожей в Москве.
В прихожей — зеркало-вешалка Gronda, дизайнер Лучано Бертончини, 1970-е, и стул Chiavari, 1950-е, купленный в Париже и обтянутый кожей в Москве.
 
 
Редкая удача — терраса  в Москве. “Когда мы вышли на балкон, то поняли,  что квартиру нужно брать немедленно”, — вспоминает Лиза. Мебель, Hartman, цветы, как и на кухне,  салон “Органика”.
Редкая удача — терраса в Москве. “Когда мы вышли на балкон, то поняли, что квартиру нужно брать немедленно”, — вспоминает Лиза. Мебель, Hartman, цветы, как и на кухне, салон “Органика”.

Источник 

1 комментарий

avatar
Сумбур какой-то, перегрузка.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.