Архитектурный юмор советского периода

Архитектурный юмор советского периода

BERLOGOS побывал в Москве на выставке «Штрихом по форме» и узнал, как шутили архитекторы в XX веке.

Летящий на жар-птице Алексей Щусев, Борис Иофан в позе статуи «Рабочий и колхозница», Иван Жолтовский на ступенях «Афинской школы» – изображенными так нестандартно этих и других классиков советской архитектуры можно увидеть только здесь. Обаятельные, запоминающиеся, с улыбкой и озорным взглядом, они предстают перед зрителем не только как деятели эпохи, но и как живые люди с характером и душой.




 
 

В одной экспозиции сотрудникам Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева удалось собрать самый разнообразный материал на тему юмора в архитектурной среде. Тут и дружеские шаржи, и ироничные рисунки, и веселые карикатуры, и стихи – все, что говорит о профессиональной способности замечать в жизни контрасты и схватывать самую суть явления. Образное видение мира и умение взять идею на карандаш сыграли важную роль в создании юмористических набросков, многие из которых представляют самостоятельную художественную ценность. 

 
М.А. Минкус. Шарж на супругу, Л.В. Варзар 

 
А.Ф. Хряков. Рисунок 

 
А.Ф. Хряков. Рисунок 

Выставка содержит также снабженные комментариями фотографии архитекторов и их наиболее известных построек. Это формирует целостное представление о выдающихся зодчих и особенностях советской архитектуры 1920-1950 гг. 

Вот коллега по цеху запечатлел знаменитого А.В. Щусева в молдавском национальном костюме и в шляпе, похожей на ту, которую академик носил в реальности. Шарж, с одной стороны, намекает, что архитектор родился и вырос в Молдавии, а с другой – указывает на национальную тему, которую он мастерски интерпретировал в своих работах. «Молодым зодчим следует заимствовать от славных народных мастеров их вдохновение и мастерство, – говорил архитектор, – но при этом… воздерживаться от слепого копирования, неспособного выделить из прошлого его прогрессивные, живые черты». Алексей Викторович изображен на сказочной жар-птице, олицетворяющей бессмертие, – так символически показана значимость его вклада в историю отечественной архитектуры. 

 
Р.И. Семерджиев. Шарж на А.В. Щусева. Фрагмент 

В 1934 году архитектор М.А. Минкус и технолог-инженер Л.Н. Давидович создают проект грандиозного сооружения – гаража автобазы ЦИК и ВЦИК. После того, как о нем рассказала «Архитектурная газета», появился и шарж – «копия» письма в редакцию, в котором автор пишет, что «под впечатлением от… проекта гаража автобазы ЦИК и ВЦИК» он предлагает «проект обогащения современного «коробочного» автомобиля в духе проекта гаража, на основе освоения наследия прошлого». На рисунке – машина с портиками, водостоком и «спецводителем» в шлеме римского легионера. 



 
Неизвестный автор. Дружеский шарж на проект М.А. Минкуса. Фрагмент 

 
«Архитектурная газета», 1935. Приложение к №14. Фрагмент 

Про мастерскую-школу И.В. Жолтовского, существовавшую в 1940-1950 гг., рассказывает целый «цикл» смешных зарисовок: стенгазета «За социалистический реализм» с говорящей подписью: «И в тесноте, и в обиде», две карикатуры – «С Новым годом!» и «И.В. Жолтовский и члены его мастерской идут по Красной площади вдоль Кремлевской стены» и, конечно, великолепный шарж под названием «Военпроектовская школа» – шуточное подражание Рафаэлю и его «Афинской школе», на которой изображены древние философы. Именно такая реминисценция не случайна. Известно, что Жолтовский преклонялся перед Италией. В ранней юности он собирался стать математиком или инженером, но отец сделал ему подарок – отправил путешествовать. Итальянская архитектура и живопись так потрясли юношу, что он навсегда связал свою судьбу с архитектурой. 

 
Стенгазета «За социалистический реализм». Фрагмент 

 
И.С. Телятников. Карикатура «С Новым годом!». Члены мастерской в новогоднюю ночь идут работать, над ними нависла тень Жолтовского 

 
Неизвестный автор. Карикатура «И.В. Жолтовский и члены его мастерской идут по Красной площади вдоль Кремлевской стены» 

 
И.С. Телятников, Б.Г. Бархин. Дружеский шарж «Военпроектовская школа». Фрагмент 

Есть здесь карикатура и на самого мастера. Рядом с ней – фотография Жолтовского на даче. На обороте снимка сохранилась надпись: «Он говорит: Ну да! Посмотрите, как построено дерево, Спасская башня! Все облегчается кверху». 

 
Карикатура на И.В. Жолтовского. Вырезка из газеты 

 
Архитектор И.В. Жолтовский на даче. Фото, 1939 

Л.В. Руднев – один из ведущих практиков сталинской архитектуры, главный автор комплекса зданий Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова на Ленинских горах (совместно с С.Е. Чернышевым, П.В. Абросимовым, А.Ф. Хряковым и инженером В.Н. Насоновым). Этот лукаво подмигивающий человек на картине – и есть Лев Владимирович. Мало того – это еще и «Автопортрет в узорчатой шапочке». Коллеги архитектора описывали его так: «… Характерная фигура, мощный, зычный голос… небрежность в одежде, подчас нарочитая грубоватость в манерах обращения и, вместе с тем, горячность и неиссякаемая любовь к архитектуре и искусству». Руднев не любил «аккуратных» и «чистеньких» чертежей. Особенно возмущало его, когда какой-нибудь студент в Академии художеств, где он преподавал, начинал перечерчивать чертеж «начисто». Тогда, как вспоминают товарищи по цеху, «он часто сам брал в руки… кисть или губку, требовал большое количество воды и демонстрировал, как надо смывать неудавшуюся часть чертежа, приводя в трепет своими энергичными движениями и обилием льющейся на пол воды ошеломленных студентов». 

 
Л.В. Руднев. Автопортрет в узорчатой шапочке 

Дружеский шарж на Б.М. Иофана и его мастерскую гласит: 

Удался павильон отлично! 
Настолько сделан динамично, 
Что сам он рвется в облака. 
Летим в Париж. Пока! Пока!
 

Речь идет, конечно же, о советском павильоне для Международной выставки 1937 года в Париже. Борис Иофан – в позе рабочего из скульптурной композиции В.И. Мухиной, а архитекторы его мастерской – пассажиры внутри павильона-самолета, уверенно и стремительно взявшего курс на Париж. Народный художник СССР С.Д. Меркуров вспоминал: «Ведь это был самый лучший павильон на Парижской выставке. Мне говорили люди, которые были в Америке и в Париже, – там думали, что будет бревенчатое здание и оттуда с ножом в руках выйдет громадный всклокоченный «большевик». А было построено такое замечательное здание, и оттуда вышли новые люди, которые миру сказали новое слово». 

 
Неизвестный автор. Дружеский шарж на Б.М. Иофана и его мастерскую 

Большая часть экспозиции – творчество студентов Московского архитектурного института: шаржи на преподавателей и сокурсников, стенгазеты, рисованный диафильм «Остров Буян» на тему студенческой жизни и многое другое. Сама выставка названа по имени юмористического журнала «Штрихом по форме», выпускавшегося в 1950-х годах в МАРХИ. Экспозиция дополнена записями выступлений легендарного сатирического ансамбля – мужского хора архитекторов«Кохинор» и женского «Рейсшинка», созданного в 1953 году в институте «Моспроект» и просуществовавшего более 50 лет. 

 
Страница из студенческого юмористического журнала «Штрихом по форме» 

 
Стенгазета МАРХИ «За архитектурные кадры» к Новому 1969 году 

 
Рисованный диафильм «Остров Буян». МАРХИ. Студентка Бэлла Голуб работает над проектом. Подпись: «Не сидит никто без дела. / Ель в лесу. Под елью Бэла. / Бэла песенки поет / И проекты выдает». 

Фокусной точкой этой необычной выставки можно назвать шарж на участников I-го Всесоюзного съезда архитекторов 1937 года, выполненный известным советским художником-графиком К.П. Ротовым. Рисунок был напечатан в журнале «Крокодил» и снабжен ироничными, но беззлобными «намеками на вкусы, слабости, уклоны и симпатии нижеперечисленных мастеров». Предлагаем вам почитать эти смешные комментарии, в которых точно подмечены профессиональные интересы ведущих архитекторов того времени. 

 
К.П. Ротов. Жарж на участников I-го Всесоюзного съезда архитекторов 1937 года 

«В левом верхнем углу мы наблюдали творческое содружество академика архитектуры Щуко и профессора Гельфрейха. Эти два зодчих, в совместной деятельности опираясь на классику (стиль ренессанс), пытаются оную классику сочетать с американскими небоскребами. Направо от Щуко и Гельфрейха стоит их сотоварищ по проекту Дворца советов – архитектор Иофан. Стоит он в позе, которую сам же он (совместно со скульптором Мухиной) присвоил статуе, завершающей советский павильон на Парижской выставке. А под левым небоскребом, чуть пониже левого угла, расположился профессор Колли. Он страсть как любит круглые окна а ля иллюминатор или а ля пуговица. Ну, таким его здесь и изобразили. 

Еще ниже – братья Веснины. Архитекторы-стеклодувы, поскольку в домах по проектам Весниных стекла идет больше, чем кирпича. Рядом профессор Голосов. Тоже стекольщик. Т.е. любитель стекла. Т.е. любитель окна, как стены, а стены, как окна. А наверху, слева, – академик архитектуры Щусев, первый среди наших архитекторов печальник о строительных деталях: о ручках, дверях, шпингалетах, кранах, обоях. Академик Щусев понимает, что не едиными стенами жив человек. И правильно понимает! Справа от Щусева весь рисунок прорезал маститый ревнитель архитектурной классики – академик архитектуры Жолтовский. Действительно, если уж заниматься колоннами, так давайте заниматься ими по Жолтовскому. У Жолтовского колонна идет исправная, стиля чистого, пропорций правильных... 

В правом верхнем углу архитектор Буров держит в руках дом, воздвигнутый по его проекту на улице Горького (угол Благовещенского переулка). Как видите, дом этот в стиле «коммод-ренессанс». И его вышивает гладью художник Фаворский со своими учениками. А как раз под ними изображен профессор Гинзбург, автор проекта дома «Известий ЦИК». Этот проект уже в стиле ТЭЖЭ, пудреница – слева, флакон – справа, гребешок – посередине. И, наконец, архитектор Мельников на себе лично пробует те методы, какими он пользовался в своих проектах (клуб имени Русакова, клуб завода «Каучук» и др.), т.е. стоит вверх ногами». 

Выставка «Штрихом по форме» по-новому раскрывает масштаб личности и индивидуальные черты каждого из архитекторов советской эпохи, погружает в особенную атмосферу «архитектурного» образа жизни, когда и работа, и отдых, и увлечения – все подчинено одному большому призванию. Если вам близко такое отношение к профессии, поспешите посетить экспозицию, которая будет открыта до 1 апреля 2015 года. 

 

Текст и фото: Дарья Филиппова
Впервые опубликовано в журнале BERLOGOS

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.